January 28th, 2014

Как я провёл этим летом. 2013 год.


9. Разные судьбы «рогатых» домов.

II. Пансионат "Гребешок" и Гиперборейский гребень мадам Кшесинской.



http://img-fotki.yandex.ru/get/6708/55228259.27/0_c0460_98d503d9_XXXL.jpg


Более десяти лет назад на сайтах новостных агенств промелькнуло сообщение, что экс-депутат Государственной Думы РФ Константин Севенард представил сборник "Каменная книга. Статьи и справочные материалы", в котором собраны сведения о поисках артефакта Древней Руси - Каменной (Голубиной) книги.

Севенард рассказал о своей экспедиции летом 2005 года на острова Кузовского архипелага в Белом море, где в своё время побывал еще Николай Гумилев. По преданию, будущий глава Цеха поэтов нашел именно там легендарную Каменную книгу, а также в одном из каменных курганов обнаружил древнюю гробницу с захоронением, в котором нашел золотой гребень высокой пробы. Гребень этот был передан Гумилевым Николаю II, а император, в свою очередь, как утверждает Севенард, преподнес эту уникальную находку знаменитой балерине Матильде Кшесинской - приме Императорских театров, возлюбленной последнего Российского Императора и двух Великих Князей - Сергея Михайловича и Андрея Владимировича. Дальнейшая судьба уникальной вещицы, как и других богатств, принадлежащих балерине, покрыта ореолом неизвестности и легенд.


Collapse )

Как я провёл этим летом. 2013 год.


10. Разные судьбы «рогатых» домов.

II. Пансионат "Гребешок" и Гиперборейский гребень мадам Кшесинской

(окончание).







На другом конце ярусного парка с территорией особняка вплотную граничит частный участок. Его хозяйка, Галина Афанасьевна, - одна из тех немногих местных, кого можно назвать настоящим коренным жителем в третьем поколении - она родилась здесь ещё в довоенные годы. Дед Галины Афанасьевны, уроженец Житомирского уезда Волынской губернии, на стыке XIX - XX в.в. участвовал в работах по строительству Новороссийско-Батумского шоссе в качестве мастера и впоследствии обосновался в этих краях на постоянное место жительства. Из интересной беседы с ней я узнал, что многие годы этот старинный особняк являлся одним из корпусов пансионата "Гребешок" Четвертого Главного управления Минздрава Грузинской ССР и филиалом гагрского санатория "Тбилиси" (ныне "Нарт"). На этой отдельно стоящей даче отдыхали сотрудники руководящего аппарата республики, их гости и члены семей. В начале восьмидесятых на территории ещё были построены два больших корпуса - спальный и развлекательный, а также электроподстанция, которая так и не была запущена из-за дефекта проектирования. После войны 92-93 годов пансионат охранялся и несколько лет поддерживался в рабочем состоянии. Но потом постепенно пришел в упадок и подвергся разграблению. По словам Галины Афанасьевны несколько лет назад двое самарских бизнесменов купили бывший пансионат, провели работы по расчистке территории и подготовили здания к ремонту. Однако затем пансионат вновь был выставлен на перепродажу.

В конце концов, наша беседа подошла к самым интересным для меня вопросам о том, чем же раньше был этот особняк, до того, как стал пансионатом, кто был его первый хозяин и почему он так называется. Галина Афанасьевна задумалась, видимо отыскивая давно не используемую её памятью информацию и тем самым давая понять, что информация такая у неё имеется. Я с нетерпением ожидал услышать, кто же такой был этот Долбышев, указанный в качестве владельца в списке Памятников истории и гражданского строительства Абхазии.


Collapse )

Приложение к теме: Пансионат "Гребешок" и Гиперборейский гребень мадам Кшесинской.



КУПЕЦ ГОЛДОБИН ЭКСПЕРИМЕНТИРОВАЛ СО ВРЕМЕНЕМ?
"Вечерний Волгоград", 24.08.2001, Волгоград, №94, стр.23



Экспедиция "Иной Волгоград" и ее бессменный магистр в своих оккультных и даже больше - эзотерических - ожиданиях не обманулись. Наш город в крайней степени - метафизичен. "Сверхволгоград" (позволю себе такой псевдогеографический термин), полный загадок и почти "готических" историй "живет" в пределах обычного, знакомого нам мегаполиса на правах законспирированного резидента. То тут, то там проступают таинственные следы.

Займемся нетрадиционным краеведением. В штаб экспедиции зашел на огонек читатель, внимательно проштудировавший статью о "сивилле" Эллины Глазуновой и принес питерский "паранормальный" журнал НЛО.

- Там на последней странице, - понизив голос сказал читатель, - любопытное письмо, посвященное как раз аномальной царицынской пойме.

Ознакомившись с текстом, я потерял аппетит и не спал несколько ночей, так что мои коллеги-журналисты начали интересоваться моим здоровьем. Судите сами.

* * *

Путешествие в начало века


Удивительная история, которую я хочу рассказать, произошла с моим дядей летом 1944 года, но нам он поведал о ней совсем недавно. Мой дядя, тогда 12-летний пацан, играл в прятки с соседскими детьми недалеко от Волги, в районе старых грузовых причалов. Вокруг стояли полуразрушенные дома, земля была изрыта воронками, оставшимися от проходивших здесь боев. Оставив одного из мальчишек водить, дядя с друзьями побежал прятаться в развалинах. Он еле протиснулся в трещину фундамента старого дома и оказался в подвале. В одной из стен зиял проем двери, за которой начинался коридор. Рассчитывая, что этим путем можно выйти на улицу незаметно для водящего, дядя шагнул в проем. Пройдя несколько метров в темноте, он понял, что коридор поворачивает, и вскоре увидел впереди рассеянный дневной свет. Дядя обрадовался, побежал вперед и обнаружил, что выход из коридора зарос густым кустарником. Раздвинув ветки руками, он оторопел: на месте разрушенных пристаней стояли целые, а возле них швартовались пароходы, которых здесь уже давно не было! На деревянных мостках возле кирпичных складов сгрудилось несколько возов, полных рыбы! Это была очень странная картина для того голодного времени.

Присмотревшись, дядя заметил, что на берегу нет ни одного разрушенного дома, ни одной воронки, напоминавшей о проходивших здесь жестоких сражениях. Затона пристани работали крепкие бородатые мужчины, причаливали и отчаливали старые колесные пароходы, лошади тянули в гору телеги, груженные рыбой, углем, овощами. Голод взял свое, и дядя стал спускаться туда, где стояли телеги, а в тени одной из них обедали на песке мужчина и женщина. Он остановился рядом и стал смотреть на снедь, разложенную перед ними на белом платке. Женщина заметила голодный взгляд пацана и, подозвав, дала полкраюхи темного ржаного хлеба и две вяленые воблы, а мужчина сунул ему в ладонь монетку. Совершенно счастливый, дядя сломя голову помчался вверх по склону, высматривая заветный лаз. Пройдя по темному коридору в обратном направлении и выбравшись из подвала, он первым делом подошел к обрыву над Волгой и посмотрел вниз. Там все было по-прежнему: разрушенные постройки, воронки, груды битого кирпича.

Подошли остальные ребята и, увидев в руках товарища столько еды, очень удивились. Дядя им все рассказал и показал монету. Оказалось, что это новенькая копейка 1903 года!

Сейчас на месте, где все это произошло, стоит ресторан "Нептун". А монету дядя подарил мне, и я ее бережно храню.


Лариса Соломенцева (г. Волгоград).

* * *

Чудная новелла - классический для литературной фантастики сюжет (когда в центре повествования (не "машина времени" а некая аномальная местность). А помните перестроечный фильм "Зеркало для героя? " Там двое, споткнувшись о ржавую арматуру, попадают в сталинские времена. Письмо, безусловно, написано волгоградкой - разве в Питере известны такие подробности: ресторан "Нептун" и т. д. А речь, как вы уже догадались, идет об устье - теперь уже подземной реки Царицы ("сивилла" Глазунова не зря пророчила - см. "Вечерний Волгоград" n82 за 17 июля 2001 г.).

Но "долго я ходил среди скал", Ларису Соломенцеву искал; вернее наводил справки... Результат нулевой. Найденные Соломенцевы никакого отношения к нашей фантасмагории не имели. Тогда я, приняв на веру захватывающий рассказ, решил, что называется, "обследовать" место тех давних событий. Но предварительно обратился к "летописным" свидетельствам.

И вот что выяснилось: не важно, в фундамент какого дома проник 12-летний мальчик - в этом районе было много подземелий и все они соединялись в одну коммуникацию. Но самые известные подвалы (или туннели) с довольно разветвленной сетью "исходили" из дома Голдобина... Да - дом Голдобина. Колоритнейшее сооружение дореволюционного Царицына, советского Сталинграда-Волгограда (разрушен, как не представляющий эстетической ценности в начале 80-х). Достаточно посмотреть на панорамные фотографии начала века: огромная и мрачная махина. Но кто таков Голдобин? Его биография - белое пятно. Отрывочные сведения: богатейший горожанин, занимался всем чем попало, (что прибыль приносило) и, как уважающий себя волжский "буржуй", имел у своего дома грузовые пристани - один из голдобинских туннелей туда и выходил. Так-так... что-то уже вытанцовывается.

Далее - большевики. Чрезвычайной комиссии чрезвычайно приглянулся этот дом. Шикарные подвалы - готовая тюрьма. Там разместилось губЧК, в подземельях пытали и даже расстреливали чуждый новой власти элемент (но что птенцы Дзержинского сделали с туннелями, по которым "контра" могла бы дать деру? Завалили? Неизвестно. Молчание). Кстати, в подвалах тех, возможно, и сгинул предприимчивый хозяин царицынских катакомб. А перед приходом "беляков" напротив голдобинских хором разыгралась трагедия: красные потопили баржу со своими пленниками... Казалось, при чем здесь 44-й год, окно во времени, невероятная одиссея сталинградского подростка? Смелее надо быть, товарищи, романтичней: не сублимация ли здесь всех ностальгических эмоций - я говорю о чекистских жертвах. Сидели там в подвале, мечтали вернуться назад - в добрые старые годы. Или здесь действительно отголосок давнего побега? Побега из Времени? И зачем Голдобину такие секретные запутанные коммуникации? А вообще, русский купец - фигура неординарная - кто старообрядец, кто хлыст, кто..? Во всяком случае, дядя Ларисы Соломенцевой попал не в скифское средневековье или в эпоху Разина, а именно в голдобинский Царицын, в голдобинский волжский Клондайк.

Магистр экспедиции милостиво посетил сей диковинный объект. От дома практически ничего не осталось: полуразваленная стена и мусор, по которому нетрудно определить, что здесь - рай бомжовый. Но ваш неутомимый магистр все же обнаружил тот самый (надеюсь, что тот самый) туннель, выходящий к Волге, - вернее его огрызок, приспособленный теперь под сточную кишку. Но в принципе, по осевшей земле и по провалам возможно определить дальнейшее направление голдобинской коммуникации - аккурат к купеческому дому. Начальник экспедиции торжественно распил там бутылку пива и искренне пожалел, что при всем своем желании не сумеет повторить путь сталинградского "пацана". А было бы неплохо!


Приложение к теме: Пансионат "Гребешок" и Гиперборейский гребень мадам Кшесинской



Дело купца Голдобина
"Вечерний Волгоград", 24.08.2001, Волгоград, n94, стр.23



7 января 1909 года один из царицынских банков обратился к купеческому старосте Царицына, члену банковских учётных комитетов, члену биржевого общества, лесопромышленнику и крупному домовладельцу Семёну Савельевичу Голдобину с требованием погасить находящийся в распоряжении банка голдобинский вексель. Срок погашения вышел и Голдобин должен был расплатиться с кредиторами ещё за несколько дней до того. На предложение расплатиться Голдобин ответил отказом: средств на погашение собственного долгового обязательства у него не оказалось. В тот же день Голдобин был объявлен банкротом.

С этого события начинается цепочка тяжёлых финансовых землетрясений, охвативших Царицын и целый ряд фирм в Поволжье и в других регионах России. Банкротство Голдобина – сенсация для Царицына, неожиданное, шокирующее событие. Крах огромной компании, имеющей дела на Кавказе, на Севере, по всему Поволжью вызвал целую серию других банкротств. Примечательно, что банкротство стало сенсацией не только для сторонних наблюдателей, но и как буд-то бы и для самого Семёна Савельевича. Говорят, что осознав случившееся, Голдобин вроде бы хватает револьвер, мечется по своему огромному дому и палит во все стороны, куда попало. Впрочем, если таковое и было в действительности, душевное помрачение проходит у Семёна Савельевича быстро. В тот же день его фирма сама деловито начинает рассылку телеграмм с заявлением о собственном банкротстве по всей России.

У телеграмм – десятки получателей, кредиторы, поставщики, покупатели – всех срочно извещают о приостановке деятельности гиганта. На рассылку одних только телеграмм только в один день 17 января расходуется более 350 рублей. На бирже сообщается, что причины банкротства – чрезвычайно запутанная и запущенная тройная бухгалтерия и крупный финансовый застой в кавказских делах компании. Потери несут и банки – Русский Торгово-промышленный и Волжско-Камский банки теряют на банкротстве только вчистую более 100 тысяч рублей каждый. В этих банках у Голдобина – большие кредиты. Даны они под залог векселей – должников самого Голдобина. Многие из этих должников, при судорожной попытке погасить векселя, и сами объявляют о банкротствах. На Царицынской бирже – почти паника. Впрочем, положение спасает то, что большинство игроков почему-то твёрдо уверены, что банкротство Голдобина – проблема чисто техническая, что имущества компании с лихвой хватит для погашения всех долгов… В банкротстве винят управляющего Митрофанова, который, как выясняется, ранее уже бывал банкротом на сумму 300 тысяч рублей и даже сидел в тюрьме. Почему Голдобин взял такого типа на работу? Неужели не знал?? Купцы в ресторанах обсуждают такой странный кадровый промах. Газеты называют Митрованова «профессор банкротства». Пишут также "трогательную" историю, как в Царицын приехал родной брат Голдобина, как он кричал на Семёна Савельевича, обвиняя в бесчестии и всех заверял, что долги фирмы будут покрыты «полным рублём».

За «полными рублями» в Царицын срочно едут кредиторы. Съезжаются купцы из Перми, Вятки и других северных городов. Везут требования о погашении долгов. У каждого – впечатляющие суммы: 20, 50, 90 тысяч рублей. Выясняются и цифры. Общие активы компании Голдобина составляют 1,3 млн. рублей. Долги местным, царицынским банкам – около 600 тысяч рублей, поставщикам леса из верховьев Волги и Камы – 300 тысяч. Впрочем, при детальном исследовании вопроса возникает пикантная особенность. Миллионы миллионами, а реально у Голдобина… нет почти ничего! Никакого миллиона, никакого имущества! Незадолго до банкротства всё имущество было раздроблено и переведено на третьих лиц! Осознав данное обстоятельство, падающие в обморок кредиторы пишут заявление в прокуратуру.

31 января 1909 года в помещении гостиницы «Столичные номера» собирается многолюдное собрание – это кредиторы и разные наблюдатели: журналисты, юристы и прочие. Одних только кредиторов – около шестидесяти человек. Председатель собрания – Н.Е. Фёдоров. Объявляются более точные расчеты имущества фирмы Голдобиных: активы оценены в 1.179.900 рублей, задолженность – в 1.100.000 рублей. Расчёты показывают, что с учётом состояния имущества и особенностей всех обстоятельств при единовременной ликвидации голдобинской фирмы кредиторы едва ли смогут получить 30 копеек за каждый рубль долгов. Впрочем, если учредить Администрацию по делам банкрота, которая поборется за имущество и приведёт в порядок то, что можно привести (т.н. «хозяйственная ликвидация») – то есть надежда получить до 87 копеек. Кредиторы голосуют единогласно: за создание Администрации и хозяйственную ликвидацию.

Сам же Голдобин, оказавшийся как-то в стороне от бурных собраний, чувствует себя хорошо. К моменту банкротства он является Купеческим старостой – председателем купеческого собрания города. Очередное заседание собрания приходилось на 6 февраля. Разумеется, после волны банкротств всем было не до собрания, да посмеет ли Голдобин там появиться? И вот, 6 февраля Семён Савельевич… появляется на собрании и занимает своё законное место – председателя! На самом заседании очень мало народу, но оно всё равно работает и избирает членов местного Сиротского суда от купечества. Подобного хамства, пожалуй, не ожидали даже заявители в прокуратуру.

Несмотря на грозные заявления, дела у кредиторов идут неважно. Пока идёт прокурорское расследование и готовится суд, Голдобин разворачивает бурную деятельность. Полномочия самоизбранной администрации он не признаёт и продолжает самовольно вести свои дела. Наблюдатели замечают странную деталь. Глава избранной администрации – Н.Е. Фёдоров регулярно наведывается к своему «подопечному» и о чём-то с ним разговаривает. А кто такой этот Фёдоров? До конца не понятно, но известно, что он служит юрисконсультом в некоторых крупных компаниях, которым Голдобин должен. Почему-то Голдобин начинает погашать свои долги, минуя законный порядок, именно перед этими компаниями. «Это преступление!» –кричат газеты, но крик этот ничего не меняет: дела идут! Фёдоров устраивает дела где нужно, ловко «настраивая» хор кредиторов: гася возмущение наиболее шумных, не обращая внимание на тех, кто ведёт себя тише, даже если это – Северный банк. Ну и, конечно, не забывая про себя.

Наконец, в конце апреля 1909 года по делу Голдобина проходит заседание Окружного суда. Суд признаёт Голдобина банкротом, однако никаких злостных намерений в его действиях не усматривает: Голдобин остаётся на свободе. Впрочем, даже такое мягкое решение суда не вступает в законную силу: его немедленно обжалуют в судебную палату. Пока идут судебные дела, а все достижения администрации банкрота сводятся к выборочным платежам некоторым компаниям – Голдобин продолжает контролировать кассу, ведёт дела, ежедневно выручает деньги за проданные товары и списывает в расход крупные суммы. К сентябрю начинает работу новая Администрация, которую возглавляет П.П. Корепин. Произведённые Корепиным проверки показывают, что с 20 января по 1 сентября 1909 г. Голдобин сверх текущих хозяйственных дел тратил деньги кредиторов на адвокатов (5000 рублей), на переводы брату Е.С, Голдобину и его жене (3000 рублей), на содержание дома (от 150 до 522 рубдей ежемесячно), на поездки самого Голдобина в С.-Петербург, Самару, Дубовку, на Кавказ и многое другое. Возмущению общественности нет предела, но дело вязнет, деньги тают, одна администрация сменят другую, а кредиторы всё ждут и никак не могут дождаться не то, что «полного рубля», но и даже тех скромных 30 копеек за каждый рубль, которые как будто бы могли бы появиться в феврале…

В сентябре Голдобин всё же попадает в тюрьму, но по другому делу. Ещё до всяких банкротств на одном из принадлежащих ему пароходов произошёл взрыв парового котла, в результате которого погиб один человек. Голдобин был признан виновным по этому делу и получил в наказание… три месяца тюрьмы. Он был арестован в конце августа 1909 года, на вокзале, с билетом на поезд в кармане. Впрочем, и это пошло ему на пользу: вновь избранная администрация не смогла решить никаких вопросов, поскольку дело застопорилось из-за процедурных тонкостей, связанных с отсутствием должника.

Дело продолжает сыпаться и к новому, 1910 году, отдельные кредиторы начинают подавать в суд на Голдобина напрямую, минуя администрацию. 28 января 1910 г. Гражданский департамент саратовской судебной палаты окончательно устанавливает сумму задолженности Голдобина – 1.168.000 рублей.

К этому времени состав ликвидационной администрации изменился ещё раз и выглядел теперь следующим образом: сам С.С. Голдобин (!), известный уже нам «юрисконсульт» Н.Е. Фёдоров, служащий голдобинской фирмы Юзефович и уехавший из Царицына П.Е. Корепнин. Таким образом, Голдобин не только продолжал управлять своим предприятием, но и захватил власть в ликвидационной администрации. Суд рассматривает вопрос об упразднении этой администрации, но не может принять решения и откладывает его до выяснения обстоятельств.

Поразительные способности по части изворотливости оставляли Голдобина на плаву. Разумеется, дело кончилось «миром»: большинство кредиторов не получили ничего, а Голдобин, "заработав" себе кредиторский миллион, остался Голдобиным. Невероятные способности прославили Голдобина, сохранили память о нём на столетие: до сих пор это – одна из немногих фамилий жителей города, память о котором жива в народе.

Роман Шкода

Статья написана по материалам публикаций в царицынских газетах 1909 -1910 гг.